Интернет-магазин "Аптека Дженериков"
Россия
Тел. +7 (919) 449-40-99
  • Товаров 0 шт.

Товары в корзине

 

Половые расстройства у больных алкоголизмом, не обусловленные этим заболеванием

24.01.2017 14:35
Половые расстройства у больных алкоголизмом, не обусловленные этим заболеванием
Алкоголизм в большинстве случаев усугубляет половые расстройства, если они имелись до его развития. Однако среди наших 174 больных алкоголизмом с половыми расстройствами у 4 не удалось установить патогенетической связи между алкоголизмом и имеющимися половыми расстройствами. Эти больные составили второй выделенный нами клинический вариант. У них еще до начала алкоголизма отмечался низкий уровень генотипически акцентуированного индекса половой конституции (Кг)— не более 3,0. Следует отметить, что у больных этой группы (в отличие от больных следующей, наиболее многочисленной группы) начало алкоголизма не связано с употреблением алкоголя как «средства, укрепляющего половую силу». Здесь причинами развития алкоголизма были преимущественно социально-бытовые факторы. Однако алкоголизация у них способствовала некоторому улучшению сексуальных проявлений, и у этих больных в среднем имело место относительное превышение уровня половой активности над конституциональными данными, что находит отражение в дополнительном индексе Ка/Кг=1,5.
Стержневым синдромом у этих больных был синдром поражения эякуляторной составляющей в виде первичной патогенетической дезинтеграции (синдром пара-центральных долек). Однако, как это обычно бывает, у больных наряду с этим обнаружились признаки поражения нейрогуморальной составляющей (в виде первичной задержки пубертатного развития) и психической составляющей (в виде акцентуации отдельных черт личности, сочетающейся с неврозоподобными расстройствами). Несмотря на давность злоупотребления алкоголем (в среднем 20 лет), у больных данной группы развитие алкоголизма не выходило за рамки начальной, т. е. I, стадии. Характеризуя этих больных в социально-психологическом плане, следует подчеркнуть, что они имели самый низкий по сравнению с больными других групп образовательный индекс (не выше 7) и выполняли неквалифицированную работу. Микросоцпальное окружение больных составляли лица, также злоупотреблявшие алкоголем. Интересы больных отличались бедностью, свой досуг они заполняли игрой в домино, карты.
Отклонения в своих половых проявлениях больные усматривали в виде ускоренной эякуляции. Эта жалоба была основной при обращении за сексологической помощью. Однако важно отметить, что ускоренную эякуляцию больные отмечали и до начала алкоголизации, поэтому однозначно связывать ее с хронической алкгольной интоксикацией нельзя. Чувствуя некоторую половую неполноценность, больные не проявляли спонтанной сексуальной активности. При добрачных половых связях и при вступлении в брак инициатива принадлежала женщинам. Возможно, пассивное отношение к поискам сексуальных партнеров объясняется низким показателем генотипически акцентуированного индекса половой конституции. Следующее наблюдение иллюстрирует основные черты данного клинического варианта.
2. Больной Ч., 44 лет, образовательный индекс 7. СФМ: 2—1,5— 2,5/2—2,5—2,5/2,5—2-1/0-6/7/5,5/0-18,5. Жалобы на быстрое семяизвержение (после 10—15 фрикций) и боли при половом сношении.
Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Матери 72 года, здорова; отец погиб на фронте. Родился четвертым ребенком. В детстве был подвижным, общительным, любил шумные игры. В школе с 9 лет, учился посредственно. В связи с войной окончил только 5 классов. До 1954 г. работал разнорабочим, а затем (по сегодняшний день) шофером. Платоническое либидо пробудилось в 14 лет, сексуальное — в 17 лет. Первая эякуляция в 14 лет при мастурбации. Мастурбация с 14 лет 2—3 раза в неделю. Прекратил после того, как женился. Половая жизнь в 17 лет с женщиной несколько старшего возраста, имевшей сексуальный опыт. Первый коитус протекал при достаточной эрекции. Эякуляция наступила после 10— 20 фрикций. В этот день совершил еще 4 половых акта. Второй был такой же длительности, два других — несколько дольше. Сам обратил внимание на короткую длительность сношений. До женитьбы был связан с тремя женщинами. С одной из них жил регулярно около 2 мес, ежедневно, с эксцессами (до 3—4 сношений); продолжительюсть сношений была не более 10—20 фрикций. Женился в 20 лет на девушке 25 лет. Активность в браке в первый год была ежедневной. Алкоголь употреблял с 19 лет по 300—400 г ежедневно до 21 года. После службы в армии возобновил употребление спиртных напитков.
К жене не вернулся, так как, с его слов, она ему «не нравилась». Вторично женился в 26 лет. Инициативу в этом проявила жена. От второго брака имеет троих детей. Сексуальность жены пробудилась сразу, ее оргастичность была 100%. Вскоре после женитьбы установился ритм 2—3 сношения в неделю.
С 27 лет пил ежедневно, главным образом водку. Похмелье и запои отрицает. В состоянии опьянения обычно груб, злобен, раздражителен. Через год (в 28 лет) жена стала часто упрекать в быстром окончании полового акта и неудовлетворенности в половой жизни. После этого больной стал часто думать о своем болезненном состоянии, так как всегда отличался мнительностью. Обратился к терапевту, по назначению которого принимал стрихнин, мышьяк, которые не давали улучшения. С этого времени разладился ритм половой активности, так как чувствовал себя неуверенно, боялся оказаться несостоятельным; искал предлога, чтобы уклониться от близости. В этот период 2—3 раза в неделю происходили ночные поллюции. В 32 года лечился у уролога, также без эффекта. В этот период вне опьянения временами испытывал неопределенный страх (что-то должно случиться с ним и его детьми). Было чувство, что окружающие люди смотрят на него подозрительно и осуждают за пьянство. В возрасте 33 лет после разговора с врачом о вредном влиянии алкоголя на половую функцию резко сократил приемы алкоголя. Стал выпивать только по выходным дням не более 200 г водки. В первое время состояние алкогольной абстиненции переносил тяжело. В дальнейшем самочувствие улучшалось, но улучшения половых функций не наступило, в связи с чем участились семейные конфликты. В 34 и 37 лет лечился по поводу сексуального расстройства у психиатра и венеролога без заметного улучшения. В возрасте 41 года находился на санаторном лечении в г. Липецке. Однако состояние ухудшилось: адекватные эрекции исчезли, потом постепенно восстановились. Через полгода лечился сустаноном-250, метилтестостероном, но также безрезультатно, в связи с чем обратился к нам. Последний коитус 12 дней назад при хорошей эрекции. Семяизвержение произошло после 10—15 фрикций. Последние 2 года большинство половых актов были аналогичны при ритме половой активности 1—2 раза в неделю. Спонтанные эрекции сохранены. Максимальный эксцесс 5 сношений.
Рост 174 см, масса тела 95 кг. Окружность грудной клетки 108 см, ширина плеч 43 см, таза — 32 см. Высота ноги 91 см, Трохантерный индекс 1,91. Растительность на теле скудная, на лобке — по женскому типу. Тоны сердца приглушены, акцент II тона над аортой. Артериальное давление 140/90 мм рт. ст. Нервная система без изменений. Пульс лежа 72 в 1 мин, стоя — 74 в 1 мин. Длина полового члена 7 см. Яички 4,5 см по длинной оси. Простата несколько уменьшена в размерах, с нечеткими контурами, междолевая бороздка сглажена. Поверхность ровная, плоская. Консистенция тугоэластическая. Секрет получить не удалось. Показатели половой конституции: КФ = 4,4 (2—5), Ка —5,0 (5—5), Кг=3,00 (2-5), — = 1,67. Кг
Диагноз: Первичная патогенетическая ЕРА  III (субпарацентральный вариант) у акцентуированной личности на фоне задержки пубертатного развития. «Невроз ожидания», обусловивший семейную дисгармонию.
 
Вернуться к списку
 
Сравнить